Уилл Макаскилл

Уилл Макаскилл: Важнейшие моральные проблемы нашего времени

Среди всех проблем, с которыми сталкивается человечество, какие являются первостепенными? В своём убедительном выступлении о том, как изменить мир к лучшему, этический философ Уилл Макаскилл приводит схему для ответа на этот вопрос, основанную на философии «эффективного альтруизма», и делится идеями, как можно решить три самые актуальные мировые проблемы.

Translated by Anastasia Melnikova
Reviewed by Olga Babeeva

Это график экономического развития человечества.

[Мировой ВВП на душу населения за последние 200 000 лет]

Ничего особо не происходит, верно? Подавляющую часть истории человечества практически каждый жил примерно на один доллар в день, и мало что менялось. Но потом произошло нечто выдающееся: научная и промышленная революции. И плоский график, который вы только что видели, превратился вот в это. Этот график означает, что с точки зрения возможности изменить мир, мы живём в беспрецедентное время. И на мой взгляд, наше понимание этики ещё не успело осознать этот факт. Научная и промышленная революции изменили наше понимание мира и способность на него влиять. И теперь нужна этическая революция, чтобы найти способ использовать этот щедрый источник ресурсов и сделать мир лучше.

В течение последних 10 лет мы с коллегами разработали философию и программу исследований, которую назвали эффективным альтруизмом. Она отражает эти кардинальные изменения в мире и, используя факты и подробные рассуждения, пытается ответить на вопрос: «Как принести больше всего пользы?» Существует множество аспектов, которые необходимо учитывать, если вы хотите решить эту проблему: творить ли добро через благотворительность, карьеру или участие в политике, какие программы выбрать, с кем работать. Однако я хочу поговорить о самой, по моему мнению, насущной проблеме. Среди всего множества проблем, с которыми сталкивается мир, какие именно необходимо решить первыми? Я предлагаю схему для размышлений над этим вопросом, и эта схема очень проста. Приоритет проблемы тем больше, чем больше её величина, решаемость и степень запущенности. Крупная проблема — это прекрасно, потому что, решив её, мы получим огромную отдачу. Легко решаемая — тоже, чтобы справиться с ней понадобится меньше времени и денег. И самое интересное, запущенные проблемы тоже хороши благодаря убывающей доходности. Чем больше ресурсов уже вложено в решение проблемы, тем сложнее получить дополнительный прогресс. Я хочу, чтобы вы поразмышляли, опираясь на эту схему, какие мировые проблемы самые важные. Однако мы в сообществе эффективного альтруизма сошлись на трёх моральных проблемах, которые считаем необычайно важными и согласно этой схеме они крайне актуальны.

Во-первых, глобальное здравоохранение. Это легко решаемая задача. Человечество добилось потрясающих успехов в этой области. Смертность от кори, малярии и диареи снизилась больше чем на 70%. В 1980 году была ликвидирована оспа. Так были спасены более 60 миллионов человек. Это больше, чем если бы мы добились мира во всём мире в тот же период времени. По нашей оценке, мы можем спасти жизни, раздавая прочные противомоскитные надкроватные сетки, которые обойдутся лишь в несколько тысяч долларов. Это потрясающая возможность.

Наш второй важный приоритет — промышленное животноводство. Эта проблема очень сильно запущена. Ежегодно в пищу употребляются 50 миллиардов наземных животных, подавляющая часть которых выращена на промышленных фермах и живёт в ужасных страдания. Пожалуй, это самые несчастные существа на планете, и во многих случаях можно значительно улучшить их жизнь, потратив лишь несколько центов на каждое животное. И тем не менее этим никто не занимается. На промышленных фермах содержится в 3 000 раз больше животных, чем существует бродячих, но лишь 1/50 часть денег благотворителей идёт на промышленное животноводство. Дополнительные средства в этой области могут совершить настоящий переворот.

На третьей проблеме я хочу особенно заострить внимание, и это категория экзистенциального риска: такие события, как ядерная война или глобальная пандемия, которые могут навсегда разрушить цивилизацию или даже привести к исчезновению человечества. Я объясню, почему считаю эту проблему такой важной с точки зрения нашей схемы.

Первое, размер. Насколько ужасно, если случится настоящая экзистенциальная катастрофа? Это приведёт к смерти всех семи миллиардов человек на планете, в том числе вашей и всех, кого вы знаете и любите. Это трагедия невообразимых размеров. И что ещё хуже, это означает сокращение будущего потенциала человечества, а я верю, что человеческий потенциал огромен. Человечество существует около 200 000 лет, и если оно проживёт так же долго, как типичный вид млекопитающих, то сможет достигнуть возраста порядка двух миллионов лет. Если представить, что человечество — это один человек, то ей сегодня всего лишь 10 лет. Но что ещё важнее, человечество не типичный вид млекопитающих. Если мы будем осторожны, то нет причин, для вымирания всего лишь через два миллиона лет. Земля останется пригодной для жизни ещё 500 миллионов лет. И если однажды мы полетим к звёздам, наша цивилизация сможет существовать ещё много миллиардов лет.

У нас большое будущее, но будет ли оно светлым? Да и стоит ли человечество спасения? Мы постоянно слышим, что всё становится только хуже, но если рассматривать длительные периоды, всё становится гораздо лучше. Возьмём, к примеру, продолжительность жизни. А это процент людей, которые не живут в условиях крайней нищеты. Это число стран, которые декриминализировали гомосексуальность. Это число стран, которые пришли к демократии. Если заглянуть в будущее, окажется, что мы можем достичь гораздо большего. Мы будем гораздо богаче, мы сможем решить множество проблем, которые сегодня непреодолимы.

И если это график прогресса человечества с точки зрения общего процветания, тогда вот как, по нашим прогнозам, может выглядеть будущий прогресс. Он огромен.

Здесь, например, ожидается, что никто не будет жить в крайней нищете. Здесь, что все будут жить лучше, чем самый богатый человек сегодня. Возможно, здесь мы откроем фундаментальные законы природы, которые управляют миром. Возможно, здесь мы откроем абсолютно новую форму искусства, как вид музыки, которую сейчас органы чувств не могут воспринять. И это всего лишь ближайшие несколько тысяч лет. Если смотреть дальше, мы даже не можем представить тех высот, которые человечество сможет покорить.

Итак, будущее может быть огромным и прекрасным, но есть ли шанс, что мы можем этого лишиться? К сожалению, думаю, что да. Последние два столетия ознаменовались потрясающим технологическим прогрессом, но также появились глобальный риск ядерной войны и возможность экстремального изменения климата. И от будущего нам, скорее всего, стоит ожидать сохранения этой тенденции. Возникают новые могущественные технологии. Синтетическая биология может привести к созданию вирусов которые будут беспрецедентно заразны и смертельны. Геоинженерия может дать нам способность радикально менять климат. Искусственный интеллект — наделить силой создавать разумных существ, возможности которых превзойдут наши собственные. Я не утверждаю, что эти риски очень вероятны, но когда так много поставлено на карту, даже маленькая вероятность имеет огромное значение. Представьте, вы садитесь в самолёт и немного волнуетесь, и чтобы успокоить вас, пилот говорит: «Есть лишь один шанс из тысячи, что мы разобьёмся. Не волнуйтесь». Вам бы стало спокойнее? Поэтому я считаю, что сохранение будущего человечества — одна из важнейших проблем, которые стоят перед нами.

Но давайте вернёмся к нашей схеме. Эта проблема запущена? Думаю, что ответ — да, потому что проблемы, которые повлияют на будущие поколения, очень часто остаются без внимания. Почему? Потому что люди будущего не участвуют в современной жизни. Они не могут проголосовать. Никто не лоббирует интересы тех, кто родится в 2300 году. Они не могут повлиять на решения, которые принимаются сегодня. У них нет права голоса. А это значит, что мы всё ещё уделяем ничтожное внимание таким проблемам, как нераспространение ядерного оружия, геоинженерия и биориск, безопасность искусственного интеллекта. Эти проблемы получают лишь несколько десятков миллионов долларов благотворительных пожертвований в год. Это крошечная цифра в сравнении с 390 миллиардами долларов, которые в США тратятся на благотворительность в целом.

И, наконец, последний вопрос — решаемо ли это? Я считаю, что да. Вы можете помочь деньгами, карьерой или участием в политике. Деньгами вы может поддержать организации, занимающиеся этими рисками, например, «Инициативу по сокращению ядерной угрозы», которая борется за вывод ядерного оружия из состояния повышенной готовности. Или полномочные комиссии, работающие над политикой минимизации ущерба от природных и созданных человеком пандемий. Или Центр совместимого с человеком ИИ, проводящий технические исследования, чтобы убедиться в надёжности и безопасности систем ИИ. Участвуя в политической жизни, вы можете голосовать за кандидатов, уделяющих внимание этим рискам, и поддерживать широкое международное сотрудничество. И, наконец, своей карьерой вы также можете сделать очень много. Конечно, нам нужны учёные, политики и лидеры организаций, но точно также нам нужны бухгалтеры, менеджеры и ассистенты для работы в организациях, которые занимаются этими проблемами.

Исследовательская программа эффективного альтруизма ещё только зарождается, и очень многое нам пока неизвестно. Но даже то, что мы уже выяснили, позволяет нам увидеть, что тщательно всё продумывая и концентрируясь на крупных, решаемых и запущенных проблемах, можно сделать мир фантастически лучше на грядущие тысячелетия.

Спасибо.

(Аплодисменты)