Симона Франчезе

Симона Франчезе: Ваши отпечатки пальцев могут рассказать о вас намного больше, чем вы думаете

Наши отпечатки пальцев делают нас уникальными, но они также хранят целый мир информации, скрытой в молекулах, раскрывающих наши действия, образ жизни и ежедневный распорядок дня. В своём захватывающем рассказе химик Симона Франчезе показывает, как она изучает эти микроскопические следы с помощью масс-спектрометрии — технологии, которая детально анализирует отпечатки пальцев, что раньше было абсолютно невозможно, и демонстрирует, как сверхсовременная криминалистика может помочь полиции ловить преступников.

Translated by Alena Chernykh
Reviewed by Peter Pallós

Вам когда-нибудь во время романтического ужина приходила в голову мысль: «Я только что оставил отпечатки пальцев на своём бокале с вином»?

(Смех)

Или будучи в гостях у друзей, вы когда-нибудь переживали по поводу того, что оставили частичку себя на всех предметах, до которых дотрагивались? И даже сегодня вечером вы не пытались сесть так, чтобы не до чего не дотрагиваться? Вы не одиноки в этом. К счастью, преступники тоже недооценивают силу отпечатков пальцев. Я говорю сейчас не только об извилистых линиях, которые делают наши отпечатки уникальными. Я имею в виду огромный мир информации, спрятанный в маленькой, порой даже невидимой, чёрточке. Фактически отпечатки пальцев состоят из молекул, подразделяющихся на три группы: молекулы пота, которые мы все производим в очень разных количествах, молекулы, попадающие в наше тело, а затем испаряющиеся вместе с потом, а также молекулы, прилипающие к нашим кончикам пальцев, когда мы соприкасаемся с такими веществами, как кровь, краска, жир и разными невидимыми веществами. Молекулы — отличные рассказчики того, кто мы такие и чем занимаемся. Просто нам нужна правильная технология, которая заставит их говорить.

Приглашаю вас в путешествие немыслимых возможностей. Кэти изнасиловали, и её безжизненное тело было найдено в лесу три дня спустя после её исчезновения. Полиция сузила круг подозреваемых с двадцати человек до трёх, из тех, кто был замечен в том районе в тот день. Единственная улика — два едва заметных отпечатка пальцев, один поверх другого, на скотче, которым была обмотана шея Кэти. Зачастую нечёткие и перекрывающиеся отпечатки пальцев не помогают полицейским идентифицировать преступника. До недавнего времени подобная ситуация привела бы их в тупик, но именно здесь мы можем всё изменить.

Скотч привезли в нашу лабораторию, и нас попросили помочь в расследовании, применив нашу передовую технологию. В данном случае мы используем уже существующую разновидность технологии масс-спектрометрии изображений, которую мы усовершенствовали и адаптировали специально для молекулярного и фото анализа отпечатков пальцев. По сути, мы направляем УФ-лазер на отпечаток, тем самым вызывая десорбцию молекул от отпечатка, которую фиксирует масс-спектрометр. Масс-спектрометрия измеряет вес молекулы — или, как мы говорим, «массу», — цифры, которые вы видите, обозначают эту массу. Но самое важное — они показывают нам, что это за молекулы: то ли мы видим перед собой парацетамол, то ли что-то более зловещее, с точки зрения экспертизы.

Мы применили эту технологию к имеющимся у нас доказательствам и обнаружили присутствие смазки презерватива. Мы разработали протоколы, которые позволяют предположить даже марку презерватива, которым пользовался преступник. Мы передали эту информацию полицейским, которые тем временем получили ордер на обыск и нашли такую же марку презерватива в жилище Далтона. Учитывая, что Далтон и Томсон ранее обвинялись в сексуальных нападениях, вероятность того, что Чапмен причастен к делу, уменьшилась. Но достаточно ли этой информации для ареста? Конечно нет. Нас попросили глубже вникнуть в процесс расследования.

Мы выяснили наличие ещё двух очень интересных молекул. Одна из них антидепрессант, а вторая — очень специфическая молекула. Она образуется в теле человека, только если он принимает алкоголь и кокаин одновременно. А алкоголь, как известно, усиливает действие кокаина, и вот теперь у нас есть подсказка о психическом состоянии преступника во время совершения преступления. Мы передали эту информацию полицейским, и они выяснили, что Томсон действительно оказался наркоманом, а в его медицинской карте записано, что у него случались психические припадки, из-за которых ему назначили антидепрессанты. И Томсон стал главным подозреваемым. Но реальность такова, что я до сих пор не знаю, откуда именно эти молекулы, от какого отпечатка пальца, и кому эти два отпечатка принадлежат.

Не волнуйтесь. Масс-спектрометрия изображений продолжает нам помогать. Технология действительно настолько мощная, что мы видим, где именно на отпечатке находятся эти молекулы. Как видно на этой записи, каждое верхнее значение соответствует массе, каждая масса — молекуле, и мы, выбирая каждую молекулу, «спрашиваем» программное обеспечение, где именно на дактилоскопическом рисунке она находится. Некоторые изображения не очень информативны, другие получше, а третьи очень хороши. Мы можем создать несколько изображений одного и того же рисунка — теоретически сотни изображений одного дактилоскопического рисунка — для всех молекул, которые обнаружили.

Шаг первый... Для перекрывающихся отпечатков пальцев, скорее всего, особенно если они принадлежат разным людям, молекулярный состав не идентичен. Поэтому просим программное обеспечение визуализировать эти уникальные молекулы, которые принадлежат лишь одному дактилоскопическому рисунку. Этими действиями мы разделяем два папиллярных узора. Это очень важно, так как полицейские теперь могут идентифицировать, что один из двух отпечатков принадлежит Кэти. Они смогли это выяснить, потому что сравнили два разных изображения с тем, который взяли у Кэти уже после её смерти. Теперь мы можем сконцентрироваться только на одном отпечатке — на том, который принадлежит убийце.

Шаг второй... где эти три молекулы, которые я увидела? Давайте обратимся к нашему ПО — покажи мне, где они. И вот, части изображения с отпечатками убийцы. Другими словами, эти вещества присутствуют только в отпечатке, принадлежащему убийце. Теперь результаты наших молекулярных исследований прекрасно совпадают с данными полицейских о Томсоне, при условии, что отпечаток принадлежит ему. Но реальность такова, что пока ещё этого отпечатка недостаточно, чтобы провести точную идентификацию.

Шаг третий: поскольку мы можем сгенерировать сотни изображений одного отпечатка, почему бы не совместить их друг с другом и тем самым попытаться улучшить насыщенную картину непрерывности и ясности?

И вот результат. Поразительно. Теперь у нас есть очень чёткое изображение отпечатка пальцев, и полиция может проверить его по своей базе данных. Он принадлежит Томсону. Томсон и есть убийца.

(Аплодисменты)

Кэти, подозреваемые и обстоятельства преступления являются вымышленными, но история содержит элементы настоящей полицейской работы, с которой мы столкнулись, и представляет собой совокупность расследований, которые мы смогли предложить полиции. Я очень-очень рада, что после девяти лет интенсивных исследований с 2017 года мы можем внести свой вклад и помочь полицейским в расследованиях.

Для меня это больше не мечта, это цель. Мы пойдём дальше и дальше, глубже и глубже, мы узнаем как можно больше о подозреваемом и составим фоторобот. Я уверена, это новая эра в составлении психологического портрета преступника. Работа эксперта-криминалиста основывает опознание на поведенческих моделях, наблюдаемых ранее и характерных для конкретного типажа или конкретного профиля. В противоположность этому эксперту с его субъективной оценкой, мы пытаемся сделать то же самое, только при помощи молекулярного состава отпечатков пальцев, и мы можем объединить нашу работу.

Я говорила, что молекулы — рассказчики, и информация о вашем здоровье, ваших действиях, образе жизни, ежедневном распорядке дня, всё это содержится на отпечатках пальцев. Благодаря этим молекулам, всего лишь одно прикосновение способно расскрыть все наши секреты.

Спасибо.

Зрители: Супер!

(Аплодисменты)