Чип Конли

Чип Конли: Чему бэби-бумеры и миллениалы могут научить друг друга на работе

«Впервые в истории на рабочем месте пересекаются сразу пять поколений», — утверждает предприниматель Чип Конли. Что произойдёт, если мы задумаемся над тем, как эти поколения сотрудничают между собой? В своём выступлении Конли доступным языком объясняет, как возрастное разнообразие делает компании сильнее, и призывает старшее и младшее поколения делиться знаниями на работе.

Translated by Natalie Pysemska
Reviewed by Yekaterina Jussupova

Начало 2013 года. Я третий день работал в крутом стартапе в Кремниевой долине, где был вдвое старше десятка своих коллег-инженеров. Меня пригласили в эту компанию, потому что я был экспертом в своей отрасли, но в новом офисе я чувствовал себя «чайником» в окружении техно-гениев. Я слушал их разговоры и думал, что мне лучше всего оставаться невидимым. Неожиданно 25-летний ас, который вёл совещание, вдруг уставился на меня и спросил: «Если бы ты добавил фичу, которой никто не воспользовался, можно ли считать, что она добавлена?»

(Смех)

Добавить фичу? В этот момент Чип понял, что влип.

(Смех)

Я понятия не имел, о чём они говорят. Я лишь сидел и боролся с неловкостью, к счастью, он переключился на другого сотрудника. Я сполз пониже на стуле и считал секунды до окончания собрания.

Так прошло моё знакомство с Airbnb. В эту компанию меня пригласили три её основателя-миллениала. С моей помощью они хотели превратить свой быстрорастущий техно-стартап в мировой бренд сферы гостеприимства. Также я должен был стать личным наставником гендиректора Брайана Чески. С 26 до 52 лет я владел бутик-отелем, и, думаю, узнал много полезного за это время и накопил знания о гостиничном деле. Однако, проработав неделю, я понял, что смелой концепции аренды жилья по всему миру не нужны были мои знания секретов работы старой-доброй гостиницы. Суровая реальность потрясла: чем же я могу быть полезен? Я никогда не работал в IT-компании раньше, пять с половиной лет назад ничего не знал об экономике совместного потребления, а на моём смартфоне не были установлены Uber и Lyft. Я оказался за пределами своей зоны комфорта.

Я понял, что у меня есть несколько вариантов: бежать оттуда со всех ног, остаться и раскритиковать этих юных гениев или пробудить в себе любопытство и попытаться объединить мои мудрые и их свежие взгляды. Я воображал себя современной Маргарет Мид в окружении миллениалов и быстро понял, что могу предложить им не меньше, чем они мне.

Чем больше я узнавал о двух наших поколениях, тем сильнее убеждался, что мы хоть и доверяем друг другу, но не до такой степени, чтобы делиться знаниями. Мы можем работать бок о бок, но это не значит, что мы доверяем друг другу настолько, чтобы обмениваться знаниями. Говоря о современных предприятиях, я верю, что трудовое соглашение налаживает обмен знаниями между поколениями, и это даёт нам возможность учиться друг у друга.

В США почти 40% моих ровесников подчиняются начальнику, который моложе них, и этот показатель стремительно растёт. Впервые в истории власть стремительно переходит к молодёжи из-за возрастающей зависимости от цифрового интеллекта. Мы видим, как 20-летние юнцы основывают компании, а к 30 годам превращают их в мировых гигантов. При этом мы ожидаем, что эти молодые цифровые лидеры каким-то чудом обладают всеми знаниями, которые мы, старшее поколение, получали десятки лет.

Сложно разогнать свой эмоциональный интеллект. Есть множество доказательств, что компании с сотрудниками разного пола и этноса работают более эффективно. А как насчёт возраста? Это очень важный вопрос, потому что впервые в истории на одном рабочем месте невольно сошлись пять поколений. Возможно, пришло время постараться найти способ работать сообща. Согласно некоторым европейским исследованиям команды из сотрудников разных возрастных групп работают успешнее и эффективнее. Так почему всего лишь 8% компаний, применяющих интеграционную программу, учитывают в своей стратегии возраст наравне с полом и расой? Возможно, остальным не сообщили: мир стареет!

Один из парадоксов современности заключается в том, что бэби-бумеры дольше остаются активными и здоровыми, дольше продолжают работать, но при этом ощущают себя всё менее нужными. Некоторые из нас ощущают себя старой упаковкой из-под молока — словно на наших морщинистых лбах выбит срок годности. Для многих людей среднего возраста это не просто чувство, а суровая реальность: мы внезапно теряем работу и новых предложений не поступает. Многие из нас обоснованно переживают, что наш опыт будет воспринят как помеха, а не ценное качество. Вы все слышали эту старую или, возможно, относительно новую фразу: «Физически, 60 — это новые 40». Я прав? Когда сегодня речь идёт о власти на работе, 30 — это новые 50. Довольно любопытно, не так ли?

(Смех)

Это правда, к власти стали приходить на 10 лет раньше. Мы все проживём на 10 лет дольше. Посчитайте. Общество породило новый 20-летний разрыв. Раньше период 45–65 лет был средним возрастом, но теперь, как мне кажется, средний возраст растянулся на 40 лет — от 35 до 75 лет. Но погодите, есть и хорошие новости. Почему с возрастом мы становимся умнее и мудрее в вопросах гуманности? Физического совершенства мы достигаем к 20 годам, финансового пика и максимальной зарплаты — к 50, а эмоционального — начиная со среднего возраста, так как к этому моменту у нас формируется модель восприятия себя и других людей.

Как же помочь компаниям воспользоваться знаниями людей среднего возраста и при этом поддержать в воспитании своих юных цифровых гениев? Самые успешные компании настоящего и будущего смогут создать мощный тандем этих двух поколений.

Я расскажу, как этот тандем работал в Airbnb: меня поставили в команду с молодой, умной коллегой, которая помогала мне развивать гостиничный отдел. На начальных этапах Лора Хьюз заметила, что я не могу освоиться в новой среде, поэтому она часто садилась рядом на собраниях и была моим техническим переводчиком. Я записывал её комментарии, а она говорила: «Вот что это значит». Лоре было 27 лет. Когда мы встретились, она уже четыре года проработала в Google и полтора года в Airbnb. Подобно многим представителям когорты миллениалов она достигла управленческой должности до того, как прошла формальное обучение управлению. Не важно, работаете ли вы в сфере B2B, B2C, C2C, да хоть A2Z — в основе любого бизнеса лежат отношения H2H, то есть человек к человеку. Однако подход Лоры к управлению сформировался в технократическом мире и был строго математическим. В первый месяц совместной работы она мне сказала: «Мне нравится, что твой подход к управлению основан на создании убедительной концепции, которая станет нашей путеводной звездой».

Итак, мои знания правил — например, сколько комнат убирает горничная за 8-часовую смену, — возможно, не очень важны в мире, где люди делятся кровом. Мои знания процессов — «Как чего-то добиться?» — базируются на понимании основных мотивов каждого члена группы; эти знания очень важны в компании, где у большинства людей нет организаторского опыта. Проработав некоторое время в Airbnb, я понял, что это, возможно, новая роль старшего поколения на рабочем месте. Не то старшее поколение из прошлого, к которому относились с благоговением. Нет, нынешнее старшее поколение поражает своей уместностью, своей способностью применять вечные ценные знания для решения проблем современности.

Возможно, пришло время начать ценить знания, а не отстраняться от них. И уж точно пришло время изменить смысл слова «старший» и дать ему современную интерпретацию. Теперь «старшие» одновременно являются и наставниками, и учениками, потому что понимают: в современном, стремительно меняющемся мире стимулирующее их любопытство новичка стало жизнеутверждающим эликсиром, причём не только для них, но и для их окружения. Межвозрастная импровизация известна в музыке и искусстве: вспомните Тони Беннетта и Леди Гагу, Уинтона Марсалиса и Young Stars of Jazz. Эту вариацию импровизации в деловом мире часто называют «взаимное наставничество»: цифровой интеллект миллениала в обмен на эмоциональный интеллект бумера и представителя поколения Х.

Подобное межвозрастное взаимодействие было у меня с Лорой и нашим отделом анализа рейтинга по пятизвёздочной шкале: мы переделывали и совершенствовали систему отзывов пользователей Airbnb с помощью аналитического ума Лоры и моей интуиции. Наш идеальный тандем был оснащён мудростью и знаниями об алгоритмах, благодаря чему мы смогли создать мгновенную петлю обратной связи, которая помогла хозяевам лучше понять потребности гостей. Высокие технологии и человеческий подход. В Airbnb я, как современный старший, узнал, что учиться нужно у всех и открыто, а давать наставления лишь с глазу на глаз. Поисковые системы прекрасно находят ответы, но знающий и мудрый гид может предложить вам правильный вопрос. Google не понимает — по крайней мере, пока — тонкости работы души и ума человека. Со временем, к моему удивлению, десятки молодых сотрудников в Airbnb стали обращаться ко мне за персональным советом. Но на самом деле зачастую это был обоюдный процесс.

Изначально гендиректор Брайан Чески взял меня благодаря моему знанию отрасли, но в итоге я предложил свою честно накопленную мудрость. Возможно, пора избавиться от устаревшего термина «работник интеллектуального труда» и заменить его на «мудрый работник»? Сегодня на рабочем месте пересекаются сразу пять поколений, и мы можем работать как независимые государства или попытаться найти способ преодолеть эти межвозрастные границы. Пришло время подумать, как изменить природу знаний, чтобы ими делились оба поколения, и старшее, и младшее.

Как применить это в жизни? На личностном уровне: к кому вы можете обратиться для налаживания взаимного наставничества? На уровне предприятия: как создать благоприятные условия для межвозрастного обмена знаниями? Это и есть новая экономика совместного потребления.

Спасибо.

(Аплодисменты)